Копилочка - христианский сайт
 
Поэзия

Стихи Расула Гамзатова о любви

Какую песню спеть тебе, родная

Какую песню спеть тебе, родная
Спи, ночь в июле только шесть часов
Тебя, когда ты дремлешь засыпая
Я словно колыбель качать готов.
Я словно колыбель качать готов,
Спи, ночь в июле только шесть часов

Пусть, милая, тебе спокойно спится,
А я пока долины осмотрю
Скажу, чтоб вовремя запели птицы,
Задую звезды и зажгу зарю.
Задую звезды и зажгу зарю.
Спи, ночь в июле только шесть часов,

Спокойной ночи говорю я снова
И верую, что не настанет дня,
Когда тебе два этих тихих слова
Промолвит кто-нибудь поздней меня.
Промолвит кто-нибудь поздней меня.
Спи, ночь в июле только шесть часов
Спи, ночь в июле только шесть часов



Всей душой хочу я счастья для подруг твоих!
Всей душой хочу я счастья для подруг твоих!
Вот бы замуж поскорее, что ли, выдать их!
Сколько с ними ты проводишь золотых часов,
Так бы взял и двери дома запер на засов!
Сколько раз от стенки к стенке я ходил с тоской,
Ждал, чтоб совесть в них проснулась, чтоб ушли домой,
На часы смотрел, но стрелки замедляли бег...
И сидят недолго гости кажется, что век.
Я таких неугомонных раньше не видал:
День болтают не устанут, я за них устал.
Если мы вдвоем решили вечер провести,
Хоть одна твоя подруга, но должна зайти!
Так поэт, стихи задумав, трудится чуть свет,
Но придет болтун-бездельник и пропал поэт..
И сейчас я жду, что кто-то постучится вдруг.
Вот бы взять и выдать замуж всех твоих подруг



Вот я вернулся с дороги

Вот я вернулся с дороги
И встретил Твой ясный взгляд.
Как-будто вижу впервые,
Как эти глаза горят!
Вот я вернулся с дороги,
В милый наш дом вхожу...
И, словно впервые в жизни,
Руки твои держу.
И кажется мне, впервые
Я слышу Твой тихий смех,
И в сотый раз понимаю
Насколько Ты лучше всех!
И в сотый раз повторяю,
Как счастливы мы с Тобой,
Что вместе прожить не месяц, -
Всю жизнь нам дано судьбой.
Что вместе встречать нам весны,
Рвать на полях цветы,
Что я не спешил родиться
И не опоздала Ты...



Когда Ты уходишь - так худо,
Становиться мне в тот же час!
А сердце - как перстень, откуда
Вдруг выпал бесценный алмаз.
Когда Ты уходишь - простые
Дела усложняются вдруг.
Глаза мои - гнезда пустые
Что птицы оставили вдруг...



Бросает свет светильник мой чадящий.
Все в доме спит, лишь я один не сплю, -
Я наклонился над тобою, спящей,
Чтоб вновь промолвить: "Я тебя люблю".

И горше были дни мои, и слаще,
Но, старше став, на том себя ловлю,
Что повторяю я теперь все чаще
Одно и то же: "Я тебя люблю!"

И я, порой неправдою грешащий,
Всего лишь об одном тебя молю:
Не думай, что настолько я пропащий,
Чтоб лгать признаньем: "Я тебя люблю!"

И мой единственный, мой настоящий
Стих только этот: "Я тебя люблю".



Родная, почему, скажи на милость,
Когда в краю чужом мне быть пришлось,
Вдруг сразу непогода разразилась,
А появилась ты - все унялось?

И в отчий край приехать мне случилось.
Был хмурый день, и я ходил, как гость.
Ты появилась - все преобразилось:
Запели птицы, солнце поднялось.

Пришел я к морю - и вода взъярилась,
Гремели волны, не скрывали злость,
А ты пришла - и море повинилось,
У ног твоих покорно улеглось.

И предо мною истина открылась:
Бунтует мир, когда с тобой мы врозь.



В моих воспоминаньях о весне,
В сознании, что осень наступила,
В моей заботе об идущем дне
Твое лицо все лица заслонило.

Об этом бы не надо говорить,
Но ты на грудь мне голову склонила,
И понял я, что не могу таить,
Ты все передо мною заслонила!

Нам многое увидеть довелось,
И радость, и печаль - все в жизни было,
Но светит серебро твоих волос,
Как никогда доселе не светило.

И все равно- мы вместе или врозь,
Ты все передо мною заслонила.



Я звезды засвечу тебе в угоду,
Уйму холодный ветер и пургу,
Очаг нагрею к твоему приходу,
От холода тебя оберегу.

Мы сядем, мы придвинемся друг к другу,
Остерегаясь всяких громких слов,
Ярмо твоих печалей и недугов
Себе на шею я надеть готов.

Я тихо встану над твоей постелью,
Чтоб не мешать тебе, прикрою свет,
Твоею стану песней колыбельной,
Заклятьем ото всех невзгод и бед.

И ты поверишь: на земле метельной
Ни зла людского, ни печали нет.



Трем нашим дочкам ты головки гладишь,
Ты шесть тугих косичек заплетешь,
И в зеркало посмотришь, и взгрустнешь,
Что у тебя самой поблекли пряди.

Чем руки дочек, нет белее рук,
Ты руки их своей ладонью тронешь
И с огорчением заметишь вдруг,
Что огрубели у тебя ладони.

Чем глазки дочек, нет яснее глаз.
Они еще согреют нашу старость,
И ты напрасно сетуешь сейчас,
Что у тебя глаза поблекли малость.

Все то хорошее, что было в нас,
Досталось нашим дочкам и осталось.



Хочу любовь провозгласить страною,
Чтоб все там жили в мире и тепле,
Чтоб начинался гимн ее строкою:
"Любовь всего превыше на земле".

Чтоб гимн прекрасный люди пели стоя
И чтоб взлетала песня к небу, ввысь,
Чтоб на гербе страны Любви слились
В пожатии одна рука с другою.

Во флаг, который учредит страна,
Хочу, чтоб все цвета земли входили,
Чтоб радость в них была заключена,
Разлука, встреча, сила и бессилье,
Хочу, чтоб все людские племена
В стране Любви убежище просили.



Бывает в жизни все наоборот.
Я в этом убеждался не однажды:
Дожди идут, хоть поле солнца ждет,
Пылает зной, а поле влаги жаждет.

Приходит приходящее не в срок.
Нежданными бывают зло и милость.
Я и тебя не ждал и ждать не мог
В тот день, когда ты в жизнь мою явилась.

И сразу по-другому все пошло,
Стал по-иному думать, жить и петь я.
Что в жизни все случиться так могло,
Не верится мне два десятилетья.

Порой судьба над нами шутит зло.
А как же я? Мне просто повезло.



Над головами нашими весною
Шумело дерево на склоне гор,
И мы в тот час не думали с тобою,
Что дровосек уже вострил топор.

Любовь людей на дерево похожа,
Она цветет, на свете все презрев,
Ужели и она бессильна тоже,
Как перед топором стволы дерев?

Мы дерево свое растили долго.
Тряслись всегда над детищем своим,
Так неужели злу и кривотолкам
Его мы на погибель отдадим?

Ужель обиды наши и сомненья
Позволят превратить его в поленья?



Когда ты вовсе не существовала б,
Я, кажется, не прожил бы и дня,
Кто б стал причиной бед моих и жалоб,
Кто б стал истоком счастья для меня?

К кому б летел я из краев далеких,
О ком печалился, о ком грустил,
К кому другому обратил бы строки,
Которые тебе я посвятил?

Ужель цвели б сады и птицы пели,
Когда бы я твоих не видел глаз,
Ужели б звезды в небесах горели
И солнца свет над миром не погас?
Коль не было б тебя, о неужели
Я быть бы мог счастливым, как сейчас?



Поскольку знаю, что уже давно
Доверья к слову меньше, чем к бумажке,
Пишу я: "Настоящее дано
В том, что люблю я преданно и тяжко.

Что обязуюсь до скончанья дней
Безропотно служить своей любимой,
Что будет страсть моя необоримой
И с каждым днем все жарче и сильней!"

И с давних дней, воистину любя,
Что вызывает у иных сомненье,
Подписываю это сочиненье
Почетным званьем "Любящий тебя"
И отдаю на вечное храненье
Тебе, печатью круглою скрепя.



Наверно, такой мой удел,
И впредь не желаю другого.
О чем бы я песню ни пел,
Твой голос мне слышится снова.

И в отгласах отчей земли,
И в каждом звучании зова
Повсюду вблизи и вдали
Твой голос мне слышится снова.

Когда я о звездах пишу
Иль, в чье-нибудь вещее слово
Проникнув, почти не дышу,
Твой образ мне видится снова.

Когда очарован мой взор
Обличием края родного,
Не зря в окружении гор
Твой образ мне видится снова.



Чем я не мил твоим подругам,
Какой обидой иль испугом
Сдувает их,
когда в твой дом
Я прихожу?
Зачем вдвоем
Они нас срочно оставляют?
Хотя потом все точно знают,
О чем, от улиц невдали,
Мы речи тайные вели.

Когда приходишь ты ко мне,
Оставить нас наедине
Мои приятели спешат,
Стать занятыми все подряд.
Я не задерживаю их,
Как будто вправду занятых.
И ведомо откуда им
Все то, о чем мы говорим?


Для птиц летать - потреба,
И крылья им даны,
А мы взлетаем в небо,
Когда лишь влюблены.

И рдеют над снегами
Альпийские луга,
И сходятся пред нами
Речные берега.

Ценю очажный камень,
Где пламень посреди,
Но мне дороже пламень,
Бушующий в груди.

Святую цену знаю
Сердечному огню.
Былое почитаю,
Грядущее храню.

Пусть прошлое при деле
Советы подает,
А рядом в колыбели
Грядущее плывет.

И я, не чуждый веку,
Земной любви слуга,
Храню ее, как реку
Крутые берега.

И, совершая благо,
Уже немало лет
Любовь, как землю влага,
Хранит меня в ответ.

Она не убывает,
Ее извечен час.
Любовь и убивает,
И воскрешает нас.



- Кто, Любовь, друзья твои, с которыми
Ты на всех материках пяти,
Проходя подлунными просторами,
Разделяешь тяготы в пути?

- Совесть неподкупная и мужество,
Честь и Верность, кто, как не они,
Разделяют, проявляя дружество,
Тяготы со мною искони.

- Кто, Любовь, враги твои извечные?
- Босиком иду я, но взгляни,
Кто же, как не люди бессердечные,
Мне бросают терни под ступни.

Перейти, куда я ни наведаюсь,
Путь спешат мне всякою порой
Две злодейки: имя первой - Ненависть,
И Коварство - прозвище другой.

Но мерцают оттого счастливые
Звезды у меня в очах земных,
Что повсюду я неисчислимые
Вижу сонмы подданных моих.




Там, где ущелье исполнено гула,
Белой играет волной,
Волгой мне кажется речка аула,
Если ты рядом со мной.

Птичье гнездовье над отческим домом,
Венчанное вышиной,
Мне представляется аэродромом,
Если ты рядом со мной.

И на Кавказе, завидно воспетом,
В тучах на грани земной
Вправе себя называть я поэтом,
Если ты рядом со мной.

И поднимаю снегов полукружья,
Словно крыла за спиной,
В логово барса вхожу без оружья,
Если ты рядом со мной.



Расул Гамзатов









в начало
копилочка ПОДПИШИТЕСЬ  НА РАССЫЛКУ "КОПИЛОЧКИ"!